Кэшбэк алиэкспресс

Кто кого кормит — оборонка армию или армия оборонку, или что такое армия по-украински

Кто кого кормит - оборонка армию или армия оборонку, или что такое армия по-украински

Украинский оружейный экспорт во все времена напоминал перевернутую пирамиду, балансирующую и не падающую за счет непонятного несведущим волшебства. Новое время не породило полноценного военно-технического сотрудничества, где бы оружейный бизнес, как у большинства государств, являлся инструментом политики и возможностью оптимально решать задачи обороноспособности. В государствах с классически выстроенными пирамидами военно-технического сотрудничества оружейный бизнес опирается, прежде всего, на мощь оборонной промышленности, военный потенциал национальной армии и развитый сектор фундаментальной науки. В Украине, в силу давно сложившейся тлетворной традиции, оборонная промышленность выступает дойной коровой, армия — несчастной падчерицей, а о науке, как об усопшей, можно говорить либо хорошо, либо ничего.

Barba non facit philosophum

Воистину борода не делает философом — древние римляне были абсолютно правы. Так и бренд, пусть даже известный во всем мире, сам по себе не сделает Украину лидером стреляющего экспорта. И тому есть много причин.

Первая состоит в отсутствии стратегического видения развития оборонной промышленности. Это тем более удивительно, потому что самой власти уже скоро два года. Новая вертикаль управления ОПК так и не создана, а значит, и вертикаль военно-технического сотрудничества государства не может считаться завершенной.

Почему в Украине никто не думал всерьез об инвестициях в оборонку? Да очень просто. Это долговременные проекты, и денежные всходы от таких вкладов могут появиться через пять-семь лет, и то при условии, что конструкторы не подведут, а мир будет стоять на месте. У нас так далеко думать не принято. Тем более что сердцевина ОПК, хоть и больная, но пока еще доится. К ней можно прибавить солидное наследство в виде всегда востребованной на рынке ремонтной инфраструктуры из трех десятков полноценных предприятий. Еще есть полтора десятка негосударственных предприятий, на свой страх и риск что-то создающих. Наконец, и ВСУ можно пощипать — старые самолеты и вертолеты советского производства еще популярны, а оборонный щит все равно уже давно картонный. Этот-то вполне реальный потенциал и оказался основой для реализации идеи — нет, не укрупнения и усиления оборонной промышленности, — ее жесткой «заточки» сугубо под задачи оружейной торговли, желательно оперативной.

Идея, представленная обществу как усиление оборонки, на поверку оказалась эфемерной как минимум потому, что за бортом новоявленного синдиката осталось немалое количество предприятий, ныне оказавшихся бесхозными. Поскольку Мин­промполитики уже как бы нет, а «Укроборонпрому» балласт ни к чему. Не говоря уже о том, что руки реформаторов не дотянулись до космических предприятий.

Причина вторая — кадровая. Уволив одним махом едва ли не половину специалистов из звена так называемых контрактеров (людей, способных самостоятельно пройти путь от предварительных переговоров до готового к подписанию контракта), новое руководство «Укроборон­прома»—«Укрспецэкспорта» столкнулось с необходимостью менять посредников на целом ряде региональных рынков. Тем более что ушли люди, которые по 10—12 лет работали в этой системе и обросли важными для этого бизнеса личными связями. В ряде случаев это привело к скандальным ситуациям, нежелательной для имиджа спецэкспортера утечке информации, срывам сроков поставок техники и прочим неурядицам.

Вероятно, потому обнародованная статистика успехов ГК «Укрспецэкспорт» в 2010 году выглядит несколько странно. Напомним, согласно данным Госэкспортконтроля Украины, «Укрспецэкспорт» реализовал продукции и услуг почти на 1 млрд. долл. А главными покупателями украинского оружия задекларированы страны Африки, среди которых по объемам закупок лидируют Судан и Конго. Всего в Африку было поставлено 250 танков и другой бронетехники. Сто танков Т-72 и 30 Т-55 получила Конго, 60 танков Т-72М и 55 танков Т-55 — Судан. В Конго еще поставляли артустановоки БМ-21 «Град», 122-мм «Гвоздика» и 152-мм «Акация», гаубицы Д-30 и минометы. То есть выходит, что основу экспорта составили устаревшие вооружения советского производства. Но африканский рынок никогда не становился ключевым для Украины. Куда важнее всегда был динамично развивающийся рынок государств Юго-Восточной Азии с Китаем, Индией, Таиландом, Вьетнамом, Пакистаном. И активный сбыт старой техники не должен стать искаженной иллюзией развития военно-технических возможностей Украины. Скорее, наоборот, реализованные бэушные танки служат напоминанием, что Украина слишком мало продает новой высокотехнологической техники.

Третья причина — технологическая. Как известно, торговля оружием напрямую связана с имиджем государства, — она призвана подтвердить, что страна обладает высокотехнологическими производствами и задает тон в области развития технологий. Между тем все, что предлагает Украина на мировом рынке вооружений, это советские технологии, которые лишь на некоторых участках преобразованы, модернизированы, усовершенствованы. В самом деле, именно благодаря развитию советских идей украинские оружейные конструкторы заметно продвинулись в области предложений по поставкам бронетехники. И танк, и бронетранспортер покажутся новым оружием после оснащения боевой машины высокоточными средствами поражения, системами динамической и активной защиты, усовершенствованным дизельным двигателем, новыми боевыми модулями и разработанными тренажерными системами. По совокупности внедренных в существующую технику новинок изделие приобретает иной вид и новые характеристики.

Но нарисованная картинка — скорее отражение спорадических усилий отдельно взятых разработчиков и производителей. Системы давно нет. Вернее, она так и не была создана из имевшихся элементов. Например, получив почти десяток боеприпасных предприятий, Украина растеряла все возможности создать национальную отрасль. Если еще десяток лет тому станцию пассивной радиоэлектронной разведки «Кольчугу» называли лучшим в мире изделием такого типа, сегодня на международных выставках вооружений можно отыскать два-три аналога. И так по всему спектру номенклатуры продукции военного и двойного назначения. Причина проста: государство не вкладывало и не вкладывает ресурсы в развитие технологий. Единицы успешных предприятий ухитряются развиваться за счет внешнеэкономической деятельности. Кстати, активничают преимущественно частные компании. Так, в 2010 г. холдинговая компания «Авто­КрАЗ» в 3,6 раза увеличила итоговый результат производственной деятельности, произведя за год 1002 автомобиля. Схожие результаты у ОАО «Мотор Січ», динамично развиваются и такие компании, как «Аэротехника» или ХК «Укрспецтехника». Но это единицы. Тут нельзя уверенно говорить о стабильности. Вообще, можно ли говорить о будущем страны на мировом рынке вооружений, если за 20 лет она не разработала ни одной новой системы оружия?

Да и оценка технологического наследия в 2011 г. свидетельствует, что оно осталось неприглядно жиденькое. А именно, речь можно вести уже только об элементах систем, о модернизации или создании агрегатов или узлов. Вот типичные примеры современных разработок: создание отечественного фотоприемника для тепловизионного прицела — для поиска целей тепловым контрастом 1,5 К на дальности 6 км; разработка комплекса электромагнитного импульсного противодействия для обеспечения защиты от высокоточного оружия с верхней полусферы; увеличение живучести стволов путем ионно-плазменного напыления хрома; создание бронированных керамических панелей повышенной живучести. Имеются наработки по созданию нового лазерного дальномера, налаживанию производства вольфрамовых сердечников для бронебойно-подкалиберных снарядов или комплекса электродинамической защиты от кумулятивных средств и кинетических боеприпасов. Даже невооруженным глазом видно, что предназначение новинок — улучшение качества уже существующих систем. А их масштаб несопоставим с амбициями оружейной державы — это ведь вовсе не системы вооружений и военной техники, а лишь их узлы.

Наконец, четвертая, и далеко не последняя причина — существенные изменения самого рынка оружия. Пока Украина раздумывает о реформе, ее вытесняют с рынка государства-экспортеры уже второго порядка. А смена власти в странах Северной Африки автоматически не открывает Украине новых возможностей — за них надо долго и жестоко бороться. Казалось бы, создали ворох проблем с поставками самолетов в Ливии, и смена власти откроет возможность создания новых условий для былых договоренностей. Но лакомый ливийский рынок беспокоит многих, и не исключено, что ситуацией с обвинением украинских граждан в поддержке режима Каддафи воспользуются конкуренты, желающие вытеснения Украины.

Новая летопись оружейного бизнеса: есть только миг, за него и держись

До середины 2011 года команда спецэкспортеров была занята почти исключительно выполнением оружейных соглашений 2009 года, то есть подписанных предшественниками. Только через полтора года появились новые заказы. Но и они преимущественно зиждутся на платформе предыдущих сделок. Скажем, отменно продвинулась работа с Таиландом — после подписания нового контракта на поставку 121 бронетранспортера БТР-3Е1 на сумму около 140 млн. долл. недавно было заключено еще одно соглашение — на поставку в Таиланд 49 украинских танков «Оплот». Источники Jane’s утверждают, что танки «Оплот» будут поставляться с 2013 года, стоимость сделки составляет 240 млн. долл. Без преувеличений можно назвать достижением тот факт, что украинскому танку в тендере удалось обойти южнокорейский танк Hyundai Rotem К1А1 и российский Т-90. Тем более что «Оплот» фактически не поставляется в ВСУ. Но тут самое время заметить, что контракты по Таиланду заключались по проторенному пути — после подписания предыдущей командой и налаживания работы по выполнению сделки на поставку 96 бронетранспортеров этой же версии на сумму около 123,8 млн. долл.

Летом 2011 года Эфиопия заключила с Украиной контакт на закупку 200 устаревших Т-72Б. Несмотря на относительно небольшую стоимость контракта, его также можно отнести к бесспорному успеху, — в ином случае их придется через несколько лет утилизировать.

Но на фоне сложностей выполнения крупнейших в истории Украины сделок с Ираком эти успехи уже не кажутся такими весомыми. Нет смысла повторять описанные многими СМИ проблемы работы на иракском рынке. Правы специалисты — они вызваны слабым пониманием новой команды спецэкспортеров конъюнктуры рынка и особенностей работы с посредниками. Даже если Украина сумеет избежать денежных санкций и восстановит репутацию на иракском рынке, стоит согласиться с наблюдателями: вся эта ситуация — слишком плохой старт для ГК «Укроборонпром».

Пока закрытой для спецэкспортеров остается и Латинская Америка. И если в отношении поставок бронетехники в Перу просто нет ясности, то Бразилия, которая намеревалась приобрести украинские танки и наладить масштабное сотрудничество с ОАО «Мотор Січ», по неофициальным данным, отказалась от военно-технического сотрудничества с Украиной. Причем вовсе не из-за технических характеристик танка. Осведомленные люди говорят, что бразильская сторона была ошарашена, когда после подписания документа о сотрудничестве с Минпромполитики Украины один из заместителей генерального директора «Укрспецэкспорта» заявил о необходимости заново договариваться — уже с руководством «Укрспецэкспорта» и «Укроборонпрома». Такая правопреемственность внутри украинской власти, вернее, ее отсутствие, как говорят, вызвала шок. Тем более что и министра обороны Бразилии, благосклонного к ВТС с Украиной, вынудили уйти в отставку, причем отношение к закупкам техники украинского производства оказалось не последним вопросом в списке претензий к чиновнику.

Похожая ситуация и по вероятности поставок Индии управляемых авиационных ракет Р-27. Индийцы, остро нуждающиеся в авиационном вооружении, согласились даже с завышенной стоимостью ракеты, но сделка в несколько сот миллионов долларов не продвигается к подписанию. Специалисты говорят, что производитель ракет ГАХК «Артем» просто не может отработать схему, а спецэкспортеры не имеют возможности влиять на это предприятие — в «Укроборонпром» оно не попало, а Минпромполитики уже нет на менеджерской карте страны.

Еще один холдинг, непонятно кому подчиняющийся — ГАХК «Топаз», произвел два комплекса радиолокационной разведки «Кольчуга-М» (а предприятие производит эти комплексы исключительно под имеющийся заказ), и теперь уже полгода не может их реализовать. По мнению близких к предприятию лиц, 48 млн долл. Украина не может заработать по причине весьма банальной, — неспособности конкретных людей договориться между собой.

Разумеется, это лишь некоторые эпизоды из современной жизни спецэкспортеров, выбранные скорее для анализа тенденции медленного сползания Украины оружейной в число если и не аутсайдеров, то точно в сторону от лидеров. Формально можно фиксировать долларовый рост объемов оружейного экспорта. Но специалисты прекрасно знают, что покупная способность доллара за последнее десятилетие упала наполовину, так что реально осталось не так много аргументов в пользу национальной гордости за успехи в торговле оружием. Более того, заявления ряда украинских политиков и чиновников о том, будто бы Украина все еще входит в десятку лидеров оружейного экспорта как минимум некомпетентны. Сегодня, пожалуй, разве что американское разведсообщество способно нарисовать четкую картину мировых поставок. А годовые объемы оружейного экспорта всей Украины заметно уступают результатам работы одной только израильской компании, можно взять на выбор — Elbit Systems или Tadiran. Целый ряд новых игроков на мировом рынке вооружений оставил Киев позади. А ведь в былые времена Украина опережала по уровню поставок Китай и Испанию.
Конечно, «Укрспецэкспорт» будет подписывать новые контракты. Марка украинского экспортера слишком раскручена и вполне успешна. Также логично, что новый кадровый состав взрастит собственные связи, наладит работу с посредниками. А только лишь выполнение контрактов 2009 года обеспечит стабильный рост объемов национального ВТС до 2012 года включительно. Но только это — пиррова победа при имеющемся ресурсе и налаженной системе.





Добавить комментарий